База модов


Популярные моды



Skyrim [28]Witcher 3 [9]Elder Scrolls Legends [17]
Dishonored 2 [14]Fallout 4 [2]Skyrim - Общее [11]
Oblivion [32]Fallout 3 [4]Creator Kit [16]
Construction Set [19]LORE [10]Бэйлон Гард [3]
Один Герой [8]Photoshop [9]Разное [19]

"История одного героя". Дневник второй (Пролог)

Дневник второй


4Э 201, 20 Утренней Звезды

Здравствуй, новый дневник! Не знаю зачем пишу все это, ведь это наверное моя последняя запись.

Последние три дня были наполнены событиями. Мое путешествие в Маркарт превратилось в маленькое приключение. Сейчас я в Рорикстеде с новым другом - каджитом. М'Айком. Ну, пожалуй, напишу обо всем по порядку...

Три дня назад в свете Мессера и Секунды я сел в заказанную мною повозку до Маркарта.



Извозчик был веселым эльфом, мне он представился как Алимэл Скайримский. Эльф всю жизнь с рождения прожил в Скайриме и изучал его культуру. Всю дорогу он рассказывал байки про изгоев, их короля Маданаха, о серебряной шахте Маркарта, о прекрасном храме Дибеллы и о том, как ему хотелось бы попасть к его жрицам.

Он не сразу заметил мой боевой двемерский молот. Но заметив, сказал, что таким молотком можно весь каменный город превратить в пыльные руины. Он иногда поворачивался и испуганно смотрел на мое грозное оружие. Ближе к полночи он все-таки не удержался и спросил "Ты ведь даже не подозреваешь, что за артефакт ты носишь, верно?". Я устало поднял голову и посмотрел на своего извозчика. Дальше почти до утра он рассказывал мне легенду о Волендранге известном в Тамриэле как "Молот могущества", о двемерах его изготовивших и о том, что столетья этот молот, считается подарком для верного слуги, или как его еще называют, чемпиона даедрического принца Малаката.

По легенде молот был выкован двемерами, хотя по виду это незаметно, клана Роукен. Легенда гласит, что вождь Роукен метнул Волендранг в небо и объявил, что его клан поселится там, где тот упадёт. Молот упал в местности, ныне известной как Хаммерфелл, земля редгардов. Выполняя обещание, Роукен основали там город Воленфелл, столицу западных двемеров.

Я до сих пор не могу поверить, в эти истории о молоте. Откуда отец мог его взять?
Я внимательно слушал рассказ Алимэла. Было немного за полночь, как вдруг на дороге я увидел ЕГО. По дороге на синеватом прозрачном коне ехал такой же эфирный всадник и у него... Не было головы.



Эльф, не прерывая рассказа, спокойно проехал мимо него, как будто это было обычное дерево или дорожный знак.

На мой вопрос, не заметил ли он ничего странного типа ПРИЗРАКА НА ЛОШАДИ ПРОШЕДШЕГО МИМО НАС ДВЕ СЕКУНДЫ НАЗАД. Алимэл невозмутимо ответил, что всадник без головы это обычная для него событие, и он проезжал мимо него уже сотни раз. Дух не проявляет никакой агрессии, а спрашивать чего это он тут бродит никто явно и не хотел. Так что путешествующие этой дорогой люди абсолютно равнодушно относятся к его появлению. Правда если кто-то видит его первый раз, то скорее всего пускается наутек, чему Алимэл был свидетелем. Он рассказывал о попытках изгнать призрака, но ни оружие, ни магия не могли этого сделать, все проходило сквозь всадника, как если бы на его месте ничего не было.

Я все еще пребывал в небольшом шоке, наблюдая, как призрачная фигура спокойно свернула с дороги и пропала из виду, пройдя сквозь небольшой пригорок.

Алимэл тем временем продолжал рассказывать о Волендранге и Маркарте и вообще о Скайриме. Откуда я взял молот он у меня так и не спросил, видимо боялся или просто не хотел знать то, что в дальнейшем ему могло как-то навредить.

Уже начинало светать, как прямо перед повозкой со скалы свалился огромный валун. К повозке подбежало с десяток вооруженных людей, а на небольшой скале стоял маг, готовый запустить молнию. Разговорчивости у эльфа заметно поубавилось, он вцепился в поводья и стал ждать дальнейшего развития событий. Я крепко обхватил молот, думая тем временем как избавиться от мага, основную опасность тут представляет он и он вне досягаемости для удара, а укрыться от него не было никакой возможности.

Голос мага разорвал напряженную тишину. Он и его ребята хотели, как он сказал - "всего-навсего то, что лежит в повозке или наши жизни". Около дюжины разбойников расслабленно стояли вокруг повозки, довольно улыбаясь, кто-то уже начинал спорить, кому достанется великолепный эбонитовый доспех. Выбор был невелик сражаться и умереть от рук мага или сдаться на милость врагу.

Алимэла стащили с повозки, и, связав руки и ноги, посадили около дорожного столба. Я схватился еще крепче за свой молот и уже был готов выпрыгнуть из повозки, с другой стороны от мага, чтобы как-то укрыться от его молний. Только я собрался сделать рывок, как маг убрал валун с дороги и приказал отогнать повозку немного вперед, позаботившись обо мне. Вдалеке я увидел приближающиеся огни факелов. На тот момент их я насчитал пять.

Я задвинул молот под лавку, перед тем как в повозку запрыгнуло трое разбойников, еще один уселся на место эльфа, повозку отогнали немного вперед, за повозкой шли еще трое. Когда повозка начала останавливаться, я резко вытолкнул, сидевшего сбоку от меня, бандита из пассажирского места. Он упал боком на землю, и, судя по хрусту, сломал себе что-то. Пока еще двое соседей по повозке в замешательстве смотрели на оравшего, на земле товарища, я выхватил из-под лавки молот и со всего размаха ударил сидевшего напротив меня имперца в бок, удар был такой силы, что оба вывалились на землю, имперец явно уже не очнется, а вот второй начинал подниматься. Трое, что шли за нами увидели происходящее и метнулись к повозке обнажая мечи. Человек, сидящий на месте Алимэла, развернулся, услышав шум сзади. В следующий момент он уже падал с повозки, его спина неестественно искривилась от удара молота. Конь занервничал, учуяв запах крови, но остался стоять, хотя нервно бил копытами по пыльной дороге и настороженно ржал. Я спрыгнул с повозки и ударом отцовского молота разнес сыромятный щит последнего недавнего пассажира экипажа. Его череп не выдержал тяжелого удара эбонитового ботинка. Осталось три, потерявших уверенность, бандита и еще один дезориентированный, который дико выл с самого падения. Обхватив молот двумя руками, я замахнулся и снес одного из подбежавших, он отлетел на несколько метров, но начинал вставать. Еще двое в следующий момент сбили меня с ног. Один из них сделал выпад вперед в попытке отсечь мне голову, но я откатился в сторону и прошелся лезвием стального клинка, выкованного Серой Гривой в небесной кузнице, по горлу противника. Я схватил его щит и в следующий миг блокировал им мощный удар меча. Подсечка и незадачливый боец оказался на земле. Быстро вскочив, я ударил острым концом щита в грудь бандита, пробив кожаную броню. Остался боец со сломанным плечом и подбегавший в этот момент ко мне бандит с двумя одноручными топорами, броня на его груди после удара молотом была сильно помята. Я схватил молот и замер в ожидании атаки. Однако он уже передумал атаковать и, затормозив начал разворачиваться спиной ко мне в попытке убежать - фатальная ошибка. Сделав два шага, я оказался к нему достаточно близко, чтобы нанести удар по ногам, размаха молота хватило. Бедняга рухнул на землю и получил стальным лезвием по горлу. Подойдя к ничего не соображающему от боли горе-бандиту, первому свалившемуся из повозки, я облегчил его муки ударом молота, и он затих.

Через несколько минут те огни на дороге должны будут приблизиться к месту засады. Я забрался на скалу и стал бесшумно, как мне казалось подбираться к тому месту, где находился маг.

Со скалы я видел приближающихся. Это был Каджитский караван. Четверо огромных каджитов - задача которых охранять караван, щупленький торговец и 3 каджитки, которые обычно занимаются хозяйством, иногда помогая торговцу-караванщику. Караван приблизился, и повторилась уже знакомая мне картина, на дорогу скатился огромный валун, караванщиков со всех сторон окружили разбойники, и в этот раз их было гораздо больше дюжины. Маг с интересом наблюдал за каджитами, но наблюдать ему скоро надоело, и он взмахом руки дал знать своим людям, что делать. К тому моменту я насчитал около трех десятков приспешников мага, и все они ринулись на попавших в ловушку караванщиков. Рядом с магом появился лучник, который что-то шепнул магу и стал показывать пальцем в сторону того места где я расправился с бандитами. Маг посмотрел в мою сторону и сделал какие-то пассы руками, глаза лучника засветились бордовым цветом. Это было заклинание обнаружение жизни... Лучник натянул тетиву и застыл в ожидании моих действий. Выйдя из-за небольшого укрытия, я моментально схватил бы стрелу. Сквозь щель между камнями я свободно мог наблюдать за тем местом, где стоял маг и его прислужник с луком наизготовку. Руки мага засветились синим цветом, вокруг них начали, потрескивая бегать маленькие молнии, однако дальше действовать он не спешил. Я ждал любого удобного момента, а внизу раздавался шум боя, крик людей, рычание и кошачий крик, очень напоминавший рык раненой пумы. Руки мага загорелись сильней, и молния уже почти сорвалась с его пальцев, как вдруг раздалось громкое кошачье шипение, и непонятно откуда за спиной мага оказался каджит. В горло мага врезался эльфийский клинок, удар второго клинка пришелся в сердце. С пальцев убитого заклинание все же сорвалось и попало в подножье скалы на другой стороне дороги, послышался гул и стук камней. Лучник обернулся, и я не заставил себя долго ждать.



Каджит удивленно уставился на меня, но в растерянности он был недолго, через пару секунд эльфийские клинки оказались у моего горла. Белая в черных пятнах шерсть, кисточки на ушах и черты кошачьей морды показались мне очень знакомыми. Это был М'Айк, который несколько дней в имперском городе провел со мной и Каджиро. Каджит улыбнулся, показывая клыки. Кажется, он тоже меня узнал. Он сказал, что ему надо помочь своим и спрыгнул со скалы.

Я подошел к краю. Под каменными глыбами и скальником, сошедшими с небольшой горы после обвала, случившегося из-за удара магической молнии, был погребен почти весь караван с нападающими в придачу. Остался только один каджит охранник, каджитка и с десяток разбойников, всем скопом надвигающихся на одного каджита. М'Айк с невероятной грацией прыгал по камням и уже почти добежал до группы нападавших. Я побежал вниз по скале. Наблюдая тем временем за происходящим впереди. Четверо разом напали на каджита охранника, остальные начали обходить по бокам. Двое как подкошенные свалились у ног каджита после взмаха двумя клинками, он отвел следующий удар меча клинком, метнув второй в горло следующему наступающему. В этот момент подоспел М'Айк и прыжком налетел еще на одного бандита, вцепившись в бока меховой брони когтями задних лап он, стоя на противнике, нанес 3 удара клинком в шею, спрыгнул и побежал дальше. Обмякшее тело свалилось на пыльную дорогу. В следующий момент Каджит из охраны каравана воткнул клинок в горло бандиту, удар которого блокировал мгновение назад. В этот же момент в бок ему врезалась алебарда одного из приспешников мертвого мага. Раздался рев раненого льва, через пару секунд он стих и каджит упал, держась за бок. Осталось шестеро противников, каджитка, которая ничего не могла сделать, М'Айк и к месту сражения подбегал я. Ударом молота я раскрошил череп одному, сделал три быстрых шага и нанес еще один удар второму. Удар пришелся в щит, но он был настолько силен, что худощавого воришку отнесло в сторону, и он ударился затылком о выступ скалы. Он осел и больше не поднялся. М'Айк убил еще одного, воткнув клинок в сердце. Я подошел к пятому из нападавших и обхватил его шею рукоятью булавы, резко повернул, голова с характерным хрустом повернулась на сто восемьдесят градусов.



Последний, испуганно озираясь, схватил каджитку и приставил меч ей к горлу. Он сказал, что если мы дадим ему уйти, кошка останется жить. Однако у нее было свое мнение, она врезалась когтями в пах бандиту, тот взвыл, и лезвие его меча медленно прошло по горлу каджитки. М'Айк подлетел извивающемуся от боли бандиту и с остервенением стал бить клинком по телу обидчика, он наносил удар за ударом с животной яростью, и это продолжалось почти минуту, грудь и живот бандита превратились в отвратительный кровавый фарш из мышц, костей, внутренних органов и остатков легкой кожаной брони. М'Айк отбросил клинок в сторону и сел на камень, его грудь быстро и сильно взымалась от частых и глубоких вдохов. Я сел на камень неподалеку, осматривая место побоища. Кажется, выживших не было, в десятке метров от меня я увидел эльфа Алимэла, придавленного огромным валуном.

Остались только я и М'Айк. Светало.

***

Через пару минут М'Айк немного успокоился. Мы поговорили о том, как оказались в Скайриме, я рассказал о Драконе, о кургане "Ветреный пик" и о стене со словами, у которой я почувствовал присутствие какой-то силы, что странно, ведь я не маг! М'Айк рассказал о своем проходе через границу, о банде каджитов контрабандистов, упомянул даже об убитом в "Серой кобыле" норде. Он рассказал о своих редких, но поистине диких и животных приступах ярости. Он рассказал о караване, в который его приняли как родного и как несколько месяцев он был счастлив со своими Эльсвейрскими собратьями. Рассказывал о городах, в которых побывал и необычных вещах, которые приходили торговцу каравана.
Одна из таких вещей была у него с собой, стеклянный коготь дракона. Незнакомец продавший это караванщику рассказал им о древнем нордском кургане, о таинственном святилище со стеной слов и сундуке в котором лежат стеклянные сапоги ускоряющие бег своего хозяина и дающие эффект хождения по воде. И о книге, в которой содержится заклинание трансмутации. По рассказам оно позволяет превратить сталь в серебро, а серебро в золото. Караван М'Айка направлялся в Маркарт из Виндхельма. А курган находился севернее Драконьего моста.

Каджит собирался отделиться от каравана и, после того как добудет сокровища, нагнать караван по пути из Маркарта в Солитьюд.

В эту древнюю обитель нордов мы и решили отправиться.

Дорога до Драконьего моста заняла весь день, по пути мы не встретили никого кроме маленькой стаи волков, и саблезуба. Надо сказать, очень грозное животное, однако вдвоем, мы довольно просто с ним справились. Вокруг было безумно красиво. Огромная зеленая равнина в этой засыпанной снегом провинции выглядела очень впечатляюще. На почтительном расстоянии от дороги бродили Мамонты и их пастухи Великаны. Кое-где виднелись огромные костры с вздымающимися к небу клубами серого дыма. Около одно из таких костров виднелось небольшое со светящимися ветвями дерево. Рядом стоял великан, опершись на свою дубину. М'Айк сказал, что это дерево называю сонным. И из него добывают живицу сонного дерева - популярный товар контрабандистов. По всей долине протекала небольшая река. Кое-где виднелись небольшие пригорки, за все путешествие я увидел несколько каменных монументов, скорее всего там находились какие-то святилища, посвященные тамриэльскому пантеону девяти божеств. Где-то далеко в горах над равниной я увидел сооружение, очень напоминающее по архитектуре Ветреный пик. В этот день моя карта дополнилась как минимум 10 новыми метками. Когда-нибудь я обязательно посещу все эти места.

К середине дня мы дошли до Рорикстеда и, немного передохнув, двинулись дальше на север.



К вечеру мы дошли до Драконьего моста. Это была маленькая деревушка, главной достопримечательностью которого является мост через реку Карт увенчанный каменной головой дракона.



В таверне «Четыре Щита» мы остались на ночь, продолжить путешествие решили утром, рассчитывая, что к вечеру следующего дня, заберем сокровище из кургана и вместе отправимся в Маркарт.

***

Утром мы расплатились, перекусили фазаном в черничном соусе, купили немного еды в дорогу и продолжили свое путешествие. По дороге не встречалось никаких опасностей, разве что наткнулись на имперский патруль и компанию альтмеров из Доминиона, ведущую заключенного-норда.

К полудню в тумане мы увидели нашу цель.



Немного поднявшись, мы увидели лагерь. На входе в курган была маленькая деревушка, состоящая из шалашей, палаток, настилов. Повсюду были следы от костров. Кое-где виднелись точильные камни, в паре палаток были даже алхимические столы. Однако людей видно не было.

Послышался рев и треск пламени. В стороне от поселения мы с М'Айком увидели дракона и несколько дюжин людей, подходивших по виду под описанных Алимэлом изгоев. Дракон взмыл в воздух, смахнув крылом одного из местных жителей с высокого уступа.



Двое изгоев стоявшие в стороне от общей массы заметили нас и с криком "Чужаки" кинулись в нашу сторону. Их крик заглушил рев дракона и грохот от его приземления. Придавив задними лапами еще одного изгоя, дракон выплеснул перед собой ревущий огненных поток, поглотивший полдюжины защищавшихся людей.

Двое бежавшие на нас уже были достаточно близко. Я выставил Волендранг перед собой и сделав поворот на сто восемьдесят градусов ударил им в грудь нападавшему. Удар был настолько сильным, что нижняя часть туловища отделилась от верхней и покатилась по земле оставляя кровавый след. Верхняя часть шмякнулась перед моими ногами. Все внутренности были повреждены обломками ребер, кровь заполнила рот изгоя, она шла носом и вытекала из ушей. Удивленные глаза залились кровью и застыли навеки.
В тот же миг, сделав выпад в сторону, М'Айк ушел от удара нападавшего, в одной руке которого был обычный меч изгоя, а по второй бегали искорки молний. И вонзил оба клинка в грудь с такой силой, что ноги изгоя оторвались от земли. Подержав его в подвешенном состоянии еще пару секунд, каджит сбросил обмякшее тело с клинков.



В это время бой с драконом продолжался, атаки лучников не давали никакого эффекта, стрелы отскакивали от крепкой чешуи как от камня. Однако несколько лучников начали стрелять по крыльям, которые были тоже неимоверно крепки, однако несколько стрел все же смогли поразить дракона и сейчас торчали в крыле как штыри.

Дракон взревел и взмахом крыла снес 3 лучников с выступа над его головой. Еще пятеро отбежали на безопасное расстояние и стали стрелять снова. Еще пара стрел застряло в крыле дракона. Раздался дикий рев и некоторые нападавшие с земли в страхе отскочили в сторону, но через мгновение вернулись на позицию. Дракон резко махнул крыльями.

Потоком воздуха с высокой платформы снесло еще троих. Взлетев в воздух, дракон получил еще несколько стрел в крыло. Он резко развернулся, и огромный сгусток шипящей огненной массы ударился в место, где стояли лучники. Больше о стрелах дракон мог не беспокоиться. Огромный змей больше явно не хотел приземляться и просто летал над изгоями, поливая их время от времени пламенем.

Мы с М'Айком сидели в укрытии и ждали следующего приземления дракона. Засевших за укрытия изгоев осталось не так много. Кажется, раненые крылья дали дракону о себе знать. С ревом он упал на платформу и прокатился несколько десятков метров, оставляя за собой борозду ломаного камня и горных пород. Стрел в крыльях больше не было, на их прежнем месте теперь проглядывались огромные рваные раны. Огромная нагрузка на раненые крылья и потоки ветра сделали свое дело. Остаток изгоев выбежал и набросился на раненого ящера. Однако раненые крылья не мешали дракону использовать пламя и мощный длинный хвост. Пятеро изгоев были сметены хвостом. Влетев в стену древнего храма нордов, они больше не поднялись. Дракон выпустил струю пламени, унеся в иной мир еще несколько жизней. Десяток изгоев бросилось на дракона, один из них зашел сбоку. Выбежав из укрытия, мы тоже бросились в сторону дракона.

Шестеро из десятка нападающих были снесены следующим потоком пламени, еще одного ящер перекусил пополам. Однако он успел получить несколько ударов по чешуйчатой морде. В этот момент заходивший сбоку изгой поскальзываясь на окровавленном крыле, почти забрался на спину дракона. Взмахнув головой, ящер убил последних трех нападающих. Но через пару мгновений изгой стоял уже на голове дракона, обрушивая на череп удар за ударом двумя зазубренными мечами. Последний удар пришелся в глаз дракона, меч увяз в нем, змей махнул головой и ловкий изгой полетел в сторону нас, после падения его протащило еще с десяток метров по земле. Он остался лежать.

Дракон устало опустил голову на платформу и, издав звук очень похожий на стон, замолк. В следующий момент он засветился ярким светом и стал... как будто сгорать изнутри. М’Айк оторопел, он удивленно смотрел на меня и сделал пару шагов назад. Я светился тем же цветом. А потоки энергии исходящие от дракона устремлялись ко мне. Так продолжалось с десяток секунд. Когда все прекратилось от дракона остались только кости, кое-где валялась его чешуя. Я чувствовал в себе какую-то новую, невообразимую силу...
Изгой, убивший дракона, лежа на каменной плите, приподнявшись на локте, в его груди была дыра, в которой красовалось вересковое сердце. Алимэл рассказывал и о таких изгоях. Он смотрел на меня с тем же удивлением, что и каджит и произнес "Ты... Поверить не могу... Ты драконорожденный. Ты Довакин!"

***

До сих пор толком не могу понять, что все это значит. Просто в голове не укладывается.

После этих слов изгой с сердцем вереска встал. Он посмотрел на меня, и с яростным криком побежал в мою сторону, выставив вперед зазубренный меч покрытый кровью мертвого дракона. Он сказал, что довакин должен был спасти его поселение от дракона, а не появляться в последний момент, когда все люди в поселении пали.

Он быстро оказался возле меня. Я ушел в сторону от удара мечем, но следующий удар был настолько быстр, что я не успел вообще ничего сделать. Спас эбонит, оружие соскользнуло с нагрудника возле шеи и несколько зазубрин меча прошлись по щеке. Ударом ноги я немного оттолкнул от себя изгоя. Я был сильно удивлен… Удар такой силы эбонитовым сапогом, должен если не сломать пару ребер, то хотя бы сбить противника с ног, а этот сделал всего шаг назад. И в следующий момент снова начал наступать. Не успел я сделать замах молотом, как меч уже несся к моей голове. Сделав движение в сторону, я провел молотом по земле рядом с ногами этого могучего воина. Получилось что-то вроде подсечки молотом. Изгой упал на землю. В этот момент ко мне подоспел М’Айк. Житель деревушки откатился в сторону и резко вскочил на ноги. Такой скорости и мощи позавидовал бы любой саблезуб. Каджит тоже был не лыком шит. Он выставил клинки вперед и в этом смертельном выпаде бросился на врага. Однако перед ударом он быстро сменил положение клинков так, что предугадать это действие было практически невозможно, и уж тем более парировать этот удар. Однако «вересковое сердце» просто прогнулся назад, ударом меча выбил один из эльфийских клинков из сильных рук каджита и мощным хуком в подбородок отправил М’Айка на землю. В тот же миг мой молот был уже почти у торса изгоя, однако тот рухнул на землю до удара и, сделав мне удар ногой по колену, которое было прострелено на арене аргонианцем. Я потерял равновесие. Острая боль пронзала все тело. Каджит недолго валялся на земле, опираясь на все четыре конечности, он как снежный барс накинулся на изгоя. Тот успевал блокировать удары и, улучив момент, схватил каджита за лапы, после этого последовал удар головой. М’Айк откатился в сторону. Во время этих действий я набросил на себя несколько заклинаний восстановления, боль утихла, и я мог сражаться дальше. Изгой добрался до выбитого у каджита эльфийского клинка, и этот клинок полетел в меня. Встав немного боком я встретил удар клинка эбонитовым нагрудником, со звоном он отскочил от брони у улетел вниз с высокого обрыва. В тот же момент второй клинок М’Айка полетел в изгоя и достиг своей цели, клинок вошел между ребер рядом с тем местом, где раньше было сердце. Швы на груди начали расходиться. Изгой с ревом налетел на меня и сбив с ног ударил рукоятью меча в мой и без того не раз сломанный нос. Дальше произошло что-то невообразимое. Сила внутри меня, она будто активировалась, я вспомнил слова со стены в ветреном пике, и что-то вырвалось из меня, мощным потоком.… Раздалось громкое «FUS» и изгой пролетел до самой стены кургана. С глухим ударом он врезался в каменную плиту, швы разорвались, и из груди выпало и покатилось по пыльной платформе вересковое сердце.

М’Айк сел и с любопытством смотрел на меня. Я тоже приподнялся и сел, голова раскалывалась после тяжелого удара. В неловком молчании мы просидели несколько минут. Каджит встал, вытащил клинок из груди мертвого изгоя и, вытерев его о штанину заткнул, за пояс. Он подошел ко мне и, подав пушистую лапу, помог мне подняться. М’Айк одобрительно похлопал меня по спине и мы двинулись ко входу в курган, наперебой обсуждая встречу с драконом и нечеловечески сильного «верескового» изгоя.



***

Мы вошли в курган. Древний храм нордов. Пахло сыростью. М’Айк, благодаря кошачьему зрению, видел все темные уголки мрачных помещений и шел первым, освещая мне путь масляным фонарём и зажигая светильники и факелы внутренних помещений. Запах сырости почти исчез, остался только запах горящего масла от фонаря. Мы прошли три помещения с каменными полками стульями и столами. Столы и полки заполняли свертки льняной ткани и множество странных инструментов, которые были предназначены для подготовки тел к захоронению, были какие-то записи на древне-нордском языке пустые склянки от зелий, древняя, ломающаяся в руках посуда, человеческие кости, кое-где можно было найти древнее оружие нордов. На одном из столов мы нашли несколько книг на уже понятном языке и алмаз, не самого лучшего качества, но цену имел явно достойную. Рядом со столом стояла стойка алхимика, на которой пылились зелья неизвестного действия и какие-то давно засушенные и потерявшие ценность травы. Мы двинулись дальше. Выйдя из комнаты, мы попали в коридор, в стенах которого виднелось с полсотни маленьких отверстий. Вот и первая ловушка, в полу немного дальше по коридору я заметил небольшой выступ и указал на него своему верному другу. М’Айк молча кивнул, и мы продолжили движение. Воздух по мере продвижения становился все более затхлым. Мы зашли в очередное помещение. Сначала до нас донесся звук неровного шарканья, через миг нос пронзил омерзительный запах гнилой плоти, в паре метров от меня загорелось два голубых огонька и раздалось непонятное мычание, похожее на стон. Каджит сорвался с места, раздался непонятный шорох и треск. Через несколько секунд комнату залил свет. Посередине комнаты был большой постамент в центре, которого разгорелось сильное пламя, в свете которого я увидел иссохшее мертвое тело. Глаза у него больше не горели. Зато с разных сторон комнаты на нас надвигалось еще три мертвеца. Расправа над ними не составила труда. Но это было только начало. Убрав за спину молот, я взял со стены факел и зажег его. М’Айк открыл двустворчатые двери в следующее помещение. Я передал ему факел, каджит замахнулся и кинул факел вперед и зажег тем самым такой же постамент в центре. Со всех сторон из саркофагов полезли не упокоенные норды, некоторые вставали со столов, где, когда-то были подвергнуты бальзамированию. Впереди за комнатой виднелся коридор, в конце которого находилась та самая дверь, с отверстиями для когтя, о которой мне говорил М’Айк. Цель близка, но от нее нас отделяла надвигавшаяся масса мертвых людей ужасающих всем своим видом. Некоторые были в прогнивших лохмотьях, видимо это были простые слуги. Основная масса была в древней нордской броне, наверное, некогда были обычными воинами. Среди закованных в броню мертвяков было несколько драугров в капюшонах, некоторые были и без них, но в свободных от оружия руках поблескивала готовая к бою магия. Позади всех стоял огромный драугр, судя по всему, он был военачальником. Массивный рогатый шлем и крепкая черная броня - выполненные из эбонита в довольно интересной ковке. По виду она была как новая, хоть в действительности и прошло сотни лет. В руках же у него была огромная светящаяся синеватым светом секира.



Но независимо от какой-либо иерархии в прошлом, всех их сейчас объединяло одно - они были мертвы и настроены против всего живого нарушающего их покой. У всех в пустых глазницах светился яркий голубоватый огонек, при взгляде на который кровь стыла в жилах, а по телу пробегали мурашки. Этот огонек как будто проникал тебе в душу и наполнял ее могильным холодом.

Первыми до нас добежали слуги - их было пятеро. Двоих мой пушистый друг убил голыми руками, или правильнее сказать лапами? Не знаю…. Одного легким движением каджит кинул в стену. И ударом ноги по черепу заставил огонек в глазах погаснуть. Второму он просто оторвал голову, сделав два удара когтями по шее и нанеся третий удар с прыжка в висок. Троих убил я, менее изящно, чем каджит, но не менее смертоносно. Два взмаха молотом и три беззащитных мертвяка по частям разлетелись по комнате.

Дальше последовали бывшие воины. Двое из магов за ними вызвали ледяных атронахов. Вся эта масса двинулась на нас. А маги стали бегать за ними ища удобную позицию для атаки. Это было уже сложнее, намного сложнее… Я начал перебирать в голове план возможных действий. А М’Айк просто улыбнулся. Он сделал шаг назад, схватил наш масляный фонарь и кинул его вперед. Сначала я не понял, к чему это было сделано, но посмотрев под ноги наступающим драуграм, я оценил смекалку своего спутника. Пламя охватило небольшое пространство и стало волной расходиться прямо под ногами пробудившихся. Как же им повезло, если можно так выразиться, что они уже мертвы и не чувствуют боли. Их тела охватило пламя. В воздухе теперь помимо чудовищного запаха гнилой плоти и разложения появился запах гари, сгоревшего мяса. Стало жарко. Каджит отошел от пламени подальше. Как и все кошки, каджиты не большие фанаты огня, как собственно и воды. Многие из драугров уже не двигались и их останки горели на полу. А некоторые все еще двигались в нашу сторону с горящим телом или какой-нибудь конечностью. Призванные атронахи ринулись вперед. Две огромных глыбы льда неслись на нас туша остатки огня на земле. Как бы действенно не было пламя, оно иссякло, масло быстро сгорает. Теперь у нас было две огромные проблемы в виде атронахов и около десяти мелких – горящие драугры. За ними нас ждало шестеро магов, которые уже начали пускать свои заклинания. Военачальник поднял вверх свое зачарованное оружие и, потрясая им в воздухе, стал подходить к магам. Бороться с атронахами не было смысла, маги призовут новых. Поэтому основная цель – прорваться и перебить магов, прежде чем мы умрем. Некоторые из горящих мертвецов падали на землю та и, не настигнув нас. Мы с М’Айком кинулись вперед в сторону магов. К нашему облегчению их было уже не шесть, а четыре. Двоих видимо тоже унесло пламя. Снося по пути незадачливых горящих мертвецов, мы быстро оказались у атронахов, преграждавших нам путь. Ледяные атронахи размахивали своими руками-айсбергами с нечеловеческой силой и без передышек, одержимые лишь одной целью – убивать. Мы уклонялись от их ударов, а огромные ледышки лишь бесплодно крушили стены древнего убежища нордов. Мы прорвались мимо них и кинулись в сторону магов, уворачиваясь от молний, фаерболов и ледяных шипов. Каджит опустился на все четыре лапы и понесся быстрее. С львиной скоростью и мощью он накинулся на одного из магов, впечатав его в пол, он нанес два сокрушительных удара в подбородок задними лапами. Голова мертвого мага покатилась по земле. Драугр военачальник издал крик….



Он был похож на тот, который издавал я в бою с изгоем. Каджит как маленький котенок отлетел со своего места, как будто его швырнул великан. Он снес стоящего на его пути мага и с огромной силой врезался в стену. Мертвый маг смягчил удар. Оба атронаха бежали к тому месту, куда упал каджит. Однако через несколько секунд огоньки в глазницах мага, которого снес М’Айк, потухли. Каджит скатился с мертвеца, а один из ледяных элементалей растворился в воздухе. В то же время как каджит кинулся на первого мага, я подбегал ко второй паре. Военачальник был больше увлечен каджитом, так что моей главной задачей было убить двоих магов. Увернувшись от молнии, я нанес сокрушительный удар, от которого маг разлетелся на части. М’Айк лежал на полу, кажется, он еще не очухался после удара о стену. А к нему уже подступал призванный атронах и двое оставшихся в живых, если можно так выразиться, воина драугра. У одного из них все еще горела рука. У второго руки не было вовсе, а ноги обгорели настолько, что на них не осталось мертвой плоти. Атронах занес высоко в воздух огромную глыбу льда, служившую ему рукой, и был готов нанести удар. М’Айк только начал делать попытки встать, и ему было уже не увернуться от удара. Я снова почувствовал внутри какую-то непонятную мне силу и крик «FUS» второй раз в тот день вырвался из глубины меня. Ледяной голем накренился и рухнул на спину, раздавив двух драугров. В этот момент я почувствовал, как по моей спине пробегает ужасный жар. Поток пламени срывался с костяных пальцев мертвого пироманта. Боль была дикой, почти невыносимой. Сделав усилие, я поднял молот и обрушил его на тело противника, маг отлетел, поливая пламенем все вокруг. После удара о каменную балку ледяной свет в его глазах погас. Я отстегнул броню. Эбонит с грохотом упал на пол, раскаленный металл немного искривился от удара. М’Айк смог подняться на ноги, но, кажется, он был еще дезориентирован. Я скастовал на себя заклинание восстановления и боль от ожогов утихла, ощущалось приятное покалывание, ранение затягивалось. Драугр военачальник невообразимо быстро для существа без мышц, да еще в такой броне побежал к М’Айку и замахнулся огромной секирой. Крик снова вырвался наружу. Драугр ударился о стену и свалился на пол. Секира выпала у него из рук. Он быстро встал и бросился на каджита без оружия. Я схватил молот и побежал на помощь. Мертвец схватил моего товарища за горло и поднял над землей, сдавливая горло. М’Айк беспомощно болтал лапами, с его уст сорвался отчаянный хрип. Молот в моих руках уже летел со всего размаха в область поясницы драугра. От удара треснула броня, внутри раздался противных хруст костей, однако хватка драугра не ослабла. Ну да с чего бы, ведь эти твари не чувствуют боли. Следующий удар пришелся по руке драугра. Не выдержав силы удара, старая кость треснула и отделилась от тела мертвеца. М’Айк рухнул на пол и хрипотцой стал жадно глотать воздух. Драугр повернул голову на меня. Из открытого шлема на меня смотрели пустые глазницы, в которых поблескивали безжизненные синие огоньки. Казалось этот взгляд проходит прямо сквозь меня и проникает в самую душу, заставляя испытывать невообразимую пустоту, ощущение небытия и отчужденности от всего. Я замер всего на мгновение и в это мгновение получи прямой удар эбонитовым сапогом в грудь. Я рухнул на землю и прокатился на обожженной спине несколько метров. Еще не затянувшиеся раны были открыты и разорваны, я чувствовал теплую кровь под собой и сильную боль в груди. Скорее всего, было сломано несколько ребер. Драугр пошел ко мне, но, не пройдя и трех шагов, он приостановился. Я увидел М’Айка, опираясь задними лапами о поясницу драугра, а передними держась за рога на шлеме, он стоял на мертвеце. Прилагая все усилия, чтобы свернуть ему шею. Раздался треск кости, но это была не шея. Треснул поврежденный позвоночник, ноги так и остались стоять, в торс выше поясницы упал на землю, каджит отскочил в сторону, в руках у него остался рогатый шлем. «Кажется все кончено» произнес каджит и лег на покрытый вековой пылью пол.

Прошло пару минут, мы молча лежали на полу гробницы, переводя дух, как вдруг раздался шорох. Мы подняли головы. Нижняя часть драугра стояла на месте, в то время как нижняя перебирая руками по полу, приближалась ко мне. М’Айк вскочил, схватил рогатый шлем и обрушил его на неугомонного мертвеца таким образом, что шея оказалась между двух эбонитовых рогов. Каджит сделал резкое движение, и шея с характерным хрустом неестественно искривилась. Огоньки в глазницах погасли.

Я наложил на обоих несколько целебных заклинаний. Прошло около получаса, прежде чем мы поднялись и, споря о том, кто же упокоил больше мертвецов, пошли к двери подобной той, которую я уже открывал в ветреном пике.



***

Подойдя к двери, я взял у М’Айка коготь и повернул крутящиеся панели в нужном порядке. Каджит с интересом наблюдал за моими манипуляциями, затем взяв у меня коготь, он приложил его в отверстия. Коготь встал как родной, панели начали медленно вращаться и, сойдясь в ряд на трех изображениях драконов, активировал какой-то не доступный взгляду переключатель. Дверь медленно, со скрежетом начала опускаться, создавая маленькие клубы вековой пыли у нас под ногами.

Впереди был небольшой коридор, мы прошли по нему, и попали в большой зал. К моему глубокому разочарованию я не увидел там уже знакомой мне стены слов. Кажется слова оттуда в сочетании с силой дракона, которая ко мне перешла, дают необычайную силу. Хотя я толком в этом не разобрался, да и времени у меня на это не было. С момента смерти дракона прошло не больше трех часов.

Зал был неплохо освещен и без огня. Из-за многочисленных отверстий в своде помещение заливал солнечный свет. В центре комнаты стоял большой саркофаг, а рядом огромный сундук, который в размерах не сильно уступал этому огромному гробу. Кажется там, должно быть то, зачем мы сюда пришли.

Я надел свой подпорченный эбонитовый доспех и приготовил к возможному бою молот, М’Айк достал эльфийский клинок, который казался бесполезным в этом кургане, каджит успокоил больше мертвецов своими лапами. Медленно двигаясь вперед, мы дошли до центра комнаты. Но ничего не произошло. Каджит внимательно осмотрел сундук на наличие ловушек или еще, каких неприятных сюрпризов. Не найдя ничего, чего можно было бы опасаться каджит аккуратно открыл сундук.

Раздался приглушенный звук похожий на какое-то мертвое рычание. Приготовив оружие, мы стали ждать появление очередного мертвеца. Крышка каменного саркофага, которая весила не меньше чем я облаченный в эбонитовую броню вместе с моим огромным молотом, отлетела в стену с такой скоростью, как будто это был небольшой камешек. С грохотом крышка ударилась о стену, разлетевшись на маленькие части. Из своего упокоища появилось нечто не похожее на всех других мертвецов. Иссушенное тело было защищено странной броней из неизвестного мне материала. За спиной свисал пурпурный плащ, неизвестно каким образом сохранившийся на сотни лет. Лицо же скрывала необычная маска, довольно неприятная на вид. В истлевшей руке красовался посох примерно того же материала, что и броня этого мертвяка. Наконечник посоха походил на драконью голову, а рукоять была похожа не тело змея. Второй рукой он сделал довольно забавный жест, как будто приглашая нас пройтись по его владениям. Или, может, это было приглашение сразиться…



Скорее второе. Потому что через секунду воздух вокруг него стал плавиться, вспыхнуло пламя, окружая своего хозяина и не причиняя при этом ему никакого урона, однако огненный плащ воздействовал на все вокруг. Драконья пасть на посохе тоже наполнилась магическим огнем. Сам же мертвец парил в воздухе, но взлететь, к нашей радости видимо не мог.

М’Айк был первым в кого полетел огненный шар. В этот день ему доставалось больше внимания со стороны самых могущественных мертвецов в этом кургане. Кот оказался козлом отпущения, забавно, не правда ли? Каджит увернулся от магической атаки и приблизился к магу достаточно близко, что бы нанести удар. Запахло паленой шерстью, огненный плащ делал свое дело. Однако удар все-таки настиг живой труп, и, пробив несколько сухожилий, остался торчать в шее. Кот, хлопая себя по хвосту, что-то бурчал по поводу «испорченной шкурки».

Воспользовавшись моментом, я снова сделал крик, который уже три раза помогал мне сегодня.

К моему удивлению это не оказало никакого эффекта на мертвяка. Он даже не пошатнулся, но это привлекло его внимание на меня. Я услышал три слова на неизвестном мне, но почему-то кажущимся таким знакомым, языке. Крик, пронеслось у меня в голове, и я отпрыгнул в сторону. С громким ревом по тому месту, где я стоял, прокатилась полоса шипящего пламени. Теперь я знал что сила, которую я открыл в себе сегодня, может быть разного рода.
Каджит остался без оружия и стоял в растерянности, не зная, что ему теперь предпринять. Подойти он к нему не мог, а лука или магии у моего спутника не было. М’Айк стал подбираться к сундуку, в надежде найти оружие там.

Я подходил все ближе к магу, уворачиваясь от огненных атак, непрерывно летящих в мою сторону. Подобравшись достаточно близко, я со всего размаха ударил по мертвецу. Атака пришлась на маску. Даже дракон вряд ли бы остался равнодушным к такому удару. Однако эта тварь с интересом наклонила голову на бок, и просто медленно паря в воздухе, немного отлетела назад, возобновляя шкваловую атаку огнем.

Каджит не нашел в сундуке ничего, что могло бы помочь в сражении. А потому, он просто отошел к стене, о которую ударилась плита и, набрав осколков от крышки саркофага, стал кидать ими в, казавшегося неуязвимым, мага. После попадания с дюжины камней мертвяк издав оскорбленный возглас, обрушил огненные атаки на М’Айка. У меня появилась некая свобода действий. Воспользовавшись ей, я нанес два удара молотом, один пришелся по маске, но не дал желаемых результатов и просто отскочил от нее, как будто врезался в стену из стали. Второй удар достиг своей цели в области диафрагмы. Броня прогнулась, внутри что-то хрустнуло, но через мгновение пластина на броне вернулась на свое место. Сам же маг, как будто не заметив этих атак, продолжал, как ни в чем не бывало поливать заклинаниями бедного каджита, метавшегося по всему помещению. Несколько огненных стрел ударилось в стеклянную броню, изрядно подпортив материал, но каджит продолжал двигаться, значит, пока с ним все было в порядке.

Немного подумав, я отошел назад к центру комнаты и как только почувствовал, что снова могу кричать, я изверг из себя очередное «FUS». На этот раз крик был направлен не на противника, а на тяжеленный саркофаг. Поддавшись силе голоса, огромная каменная махина сорвалась с места и полетела вперед. С неимоверной силой саркофаг сбил мертвеца и врезался в стену, по краям образовались трещины, кажется, в стене теперь был небольшой пролом. Маг вспыхнул ярким пламенем и рассыпался в пепел. Оставив после себя оплавленную броню, драконий посох и маску.

Все было кончено. Мы с каджитом подошли к сундуку. К своей радости найдя там книгу, в которой видимо, содержалось заклинание трансмутации, и те самые сапоги, дававшие обладателю скорость бега и возможность ходить по воде. Торговец, посещавший караван М’Айка не соврал. Кроме этого в сундуке была железная броня, какое-то древнее тряпье, несколько старых драугровских топоров и с десяток книг на древнем нордском языке.
Забрав то, зачем пришли, мы двинулись к двери в конце зала. За дверью нас ждал небольшой коридор, пройдя который мы оказались в полной темноте. Каджит сказал, что меня порадует то, что там находится. М’Айк в зал у меня посох убитого мага и зажег им в комнате огонь. В тусклом освещении я увидел стену со словами.



Я подошел к ней прикоснулся к словам, передо мной пронеслось что-то типа видения, я видел пламя! Произошло то же самое, что было в ветреном пике. Я почувствовал в себе новую силу, она буквально разгоралась внутри меня. В тот момент я вспомнил крик нашего последнего противника и стену шипящего пламени. Первое слово из его крика я теперь знал. Немного отойдя от стены слов, я попытался произнести его, но ничего не произошло…. Чего-то не хватало. Кажется, теперь я понимаю, нужна душа дракона…

Близился вечер, когда мы вышли из кургана. У нас закончилась пища и вода. Да и путешествовать на своих двоих до Маркарта не очень-то хотелось. Мы с М’Айком решили вернуться в Драконий Мост, переночевать там и, наняв повозку, отправиться в путь уже утром.

Но нашему плану не суждено было сбыться. Мы вернулись в Драконий Мост. Славно поужинали, послушали песни и байки местного барда. И разошлись спать по комнатам. Среди ночи каджит разбудил меня, он был взволнован и озлоблен. Он сказал, что прямо из его комнаты стащили всю нашу добычу. М’Айк выбежал из таверны, я, одевшись, побежал за ним. Каджит сказал, что стражник видел только одного человека выходящего из таверны. Воришка бежит где-то близ дороги в сторону Рорикстеда.

Мы бежали около двух часов. Как вдруг в паре метров от дорожного тракта раздался крик. Мы бросились туда. И перед нами отрылась отвратительная картина. Человек с пепельно-белым лицом и болезненно желтыми пустыми глазами держал кого-то и … пил кровь из распоротой клинком шеи. Завидев нас, он бросился бежать. Такой скорости я еще никогда не видел, М’Айк, использующий все четыре конечности для бега, уступал этому в скорости. Не Став впустую гонятся за мерзким ночным существом мы подошли к бедняге, который был им убит. Рядом с окровавленным телом имперца с изуродованной шеей лежала сумка М’Айка. Нам таки удалось догнать вора…

Мы прошли две трети пути до Рорикстеда и решили забрать вещи из Драконьего моста позже. Мы отправились в Рорикстед, и вот сейчас я здесь пишу этот дневник. Завтра мы наймем повозку до Маркарта, заедем по пути в Драконий мост за остальными вещами, и к вечеру будем уже искать ночлег в каменном городе.

***

Дэмин Нас отложил дневник. Глотнув из кубка меда, он задул свечу и вышел из комнаты, прихватив за собой оба дневника. Дэмин подошел к барду из «Мороженного фрукта» и протянул ему дневник.

- Думаю, это заинтересует тебя! - сказал Редгард с улыбкой.
- Что это? – с недоумением спросил его молодой норд.
- Эти дневники я веду с самого детства – в нем описаны НАСТОЯЩИЕ приключения, а не то, что ты сочиняешь по ночам, что бы радовать гостей.
Молодой бард несколько минут листал дневники. Удивление и улыбка все больше распознавались на его лице.
- Это, это… Великолепно! Как я могу отблагодарить тебя?
- Просто не упоминай мое имя в историях и, может быть, замолви за меня словечко в солитьюдской гильдии бардов.
«Связи никогда не помешают» подумал Нас, отпивая из кубка.
- М’Айк, я пойду спать! Экипаж заказан к полудню, нужно выспаться – сказал редгард, зевая.
-Да дарует Вермина тебе спокойный сон! – произнес каджит, сидящий у барной стойки.
Он развернулся к другу и произнес:
- Дэмин, М’Айк рад, что ты решил, наконец, оставить записи своего дневника! У барда ему самое место! – Каджит встал, и похлопав Наса по плечу, пушистой лапой отправился в свою комнату.

Если буду писать дальше, то буду писать не в стиле дневника, а как нормальный рассказ с повествованием от третьего лица и прямой речью)
4159
Всего комментариев: 13
Просто_имперец (09.01.2014 в 02:27) #13 Спам
avatar Хм довольно неплохо и экшена в самый раз только начал читать этот цикл и уже заинтересовался.Респект автору
Ответить Like | 0
-BloodRaven- (09.11.2012 в 08:30) #11 Спам
avatar Битвы описываютя здорово..... читал в захлеб! Думаю продолжение будет не менее эффектным. Soprano респект тебе cool
Soprano (10.11.2012 в 03:20) ( E-mail ) #12 Спам
avatar Паха, можешь по имени)) Красава, что наконец-то начал меня читать)
Ответить Like | 0
WooHoo (13.08.2012 в 17:03) #9 Спам
avatar Чего ты не забрал маску(
Ответить Like | 0
Soprano (14.08.2012 в 13:02) #10 Спам
avatar забрал=) Читай маленький кусок 3 части на форуме)ТЫКНИ МЕНЯ
Ответить Like | 0
Orcan (11.08.2012 в 12:38) #8 Спам
avatar Сделай плиз рассказы покороче, я устал читать biggrin а так клево!
Ответить Like | 0
Nivded (02.08.2012 в 17:01) #6 Спам
avatar Автор, делай следующую главу, терпение лопается! evolution
Soprano (02.08.2012 в 18:06) ( E-mail ) #7 Спам
avatar ну наааааачал же=)Скоро на форуме допишу путешествие до Маркарта. А 3 глава на главной не скоро еще появится...)
Суини (25.07.2012 в 22:49) #4 Спам
avatar прикольно делай 3ретью главу punk
Soprano (26.07.2012 в 00:42) ( E-mail ) #5 Спам
avatar может сегодня чего нибудь напишу...

Но это будет маленькая часть главы и появится она сначала на форуме)
Soprano (24.07.2012 в 01:32) ( E-mail ) #3 Спам
avatar Спасибо парни)
ARROW (23.07.2012 в 20:46) #2 Спам
avatar Круто! ваще КРутО!!!
Nivded (23.07.2012 в 17:29) #1 Спам
avatar Хорошо пошла=)
avatar